Info Panel
Страницы:   Главная  /  Статьи  /  Чем Николай II не угодил своему командующему генералу Алексееву?
  • Officers_WWI_vrez3_600
  • алексеев
  • алексеев и царь
  • 1031115-i_011

Чем Николай II не угодил своему командующему генералу Алексееву?

28 февраля, 1917 года. В Ставке верховного главнокомандующего русской армии в Могилёве раннее утро. Главверх всех вооруженных сил России, император Николай II экстренно отправляется в свою мятежную столицу, где правительство уже свергнуто.  Согласно уставу, в отсутствие царя в Ставке всё управление войсками всех фронтов переходит к начальнику его штаба: генерал-адьютанту М.В. Алексееву.

алексеев

Однако уже в тот день, 28 февраля, генерал Алексеев не проявляет рвение в защите своего царя и государственного строя,  на следующий день явно саботирует подавление мятежа, а в итоге организует коллективную петицию императору Николаю II с фактическими требованием об отречении от престола.

Почему самый близкий для государя военноначальник так быстро «сдал» того, кого ещё буквально накануне было принято величать «обожаемым монархом» и своим «державным вождём»?

Как же относился генерал Алексеев к своему монарху? В 1915 году, только вознесенный на высокий пост начальника штаба Ставки, генерал не скупился на комплименты:

С Государем спокойнее. Его Величество дает указания, столь соответствующие боевым стратегическим задачам… Он прекрасно знает фронт и обладает редкой памятью. С ним мы спелись.

алексеев и царь

Но уже после февральский событий 1917 года, генерал Алексеев говорит об отрекшемся императоре совсем другие слова…

N че­ловек пас­сивных ка­честв и ли­шен­ный энер­гии. Ему не дос­та­ет сме­лос­ти и до­верия, что­бы ис­кать дос­той­но­го че­лове­ка. При­ходит­ся пос­то­ян­но опа­сать­ся, что­бы вли­яния над ним не зах­ва­тил кто-ли­бо на­зой­ли­вый и раз­вязный. Слиш­ком до­веря­ет чу­жим по­буж­де­ни­ям, он не до­веря­ет дос­та­точ­но сво­ему уму и сер­дцу.

Прит­ворс­тво и не­ис­крен­ность. Что по­ложи­ло на­чало это­му? Она – не­ис­крен­ность] – раз­ви­валась все боль­ше, по­ка не сде­лалась гос­подс­тву­ющей чер­той ха­рак­те­ра.

Ум.

Ему не хва­та­ет си­лы ума, что­бы нас­той­чи­во ис­кать прав­ду; твер­дости, что­бы осу­щес­твить свои ре­шения, нес­мотря на все пре­пятс­твия, и сги­бать во­лю не­сог­ласных. Его доб­ро­та вы­рож­да­ет­ся в сла­бость, и она при­нуж­да­ет при­бегать к хит­рости и лу­кавс­тву, что­бы при­водить в ис­полне­ние свои на­мере­ния. Ему, б.[ыть] м.[ожет], во­об­ще не хва­та­ет глу­боко­го чувс­тва и спо­соб­ности к про­дол­жи­тель­ным при­вязан­ностям.

Бо­язнь во­ли, нес­час­тная при­выч­ка дер­жать­ся нас­то­роже. Ат­ро­фия во­ли.

Во­ля по­коря­ет у не­го все.

Уме­ние вла­деть со­бою, ко­ман­до­вать сво­ими нас­тро­ени­ями.

Ис­кусс­тво влас­тво­вать над людь­ми.

Чувс­тви­тель­ное сер­дце.

У не­го бы­ло сла­бо то, что де­ла­ет че­лове­ка яр­ким и силь­ным.

В его пос­тупках не бы­ло ло­гики, ко­торая всег­да про­ника­ет [в] пос­тупки цель­но­го че­лове­ка.

Жер­тва пос­то­ян­ных ко­леба­ний и не по­кидав­шей его не­реши­тель­нос­ти.

Скрыт­ность, ли­цеме­рие. Лю­ди, хо­рошо его зна­ющие, бо­ят­ся ему до­верить­ся.

Бес­по­рывис­тость ду­ха. Он был ли­шен и ха­рак­те­ра и нас­то­яще­го тем­пе­рамен­та.

Он не был на­турой твор­ческой. Вы­дум­ка ту­го вы­наши­валась у не­го.

Ду­шев­ные си­лы охот­но ус­трем­ля­лись на мел­кое. Он не был спо­собен от мел­ко­го под­нять­ся к ве­лико­му. Не умел от­дать­ся це­ликом, без ог­лядки ка­кому-ни­будь чувс­тву. Не бы­ло та­кой идеи, не бы­ло та­кого ощу­щения, ко­торые вла­дели бы им ког­да-ни­будь все­цело.

Вмес­то упор­но­го ха­рак­те­ра – са­молю­бие, вмес­то во­ли – уп­рямс­тво, вмес­то чес­то­любия – тщес­ла­вие и за­висть. Лю­бил лесть, пом­нил зло и оби­ды.

Как у всех нек­рупных лю­дей, у не­го бы­ло осо­бого ро­да са­молю­бие, ка­кое-то нес­по­кой­ное, нас­то­рожив­ше­еся. Его за­девал вся­кий пус­тяк. Ему на­носи­ла ра­ны вся­кая оби­да, и не­лег­ко за­жива­ли эти ра­ны.

Эго­изм вы­раба­тыва­ет не­дове­рие, през­ре­ние и не­нависть к лю­дям, през­ри­тель­ность и за­вис­тли­вость.

Бы­ла ли го­рячая лю­бовь к ро­дине.

На­чалась по­лоса по­раже­ний, а за нею при­шел фи­нан­со­вый крах. Ста­нови­лось яс­но, что не толь­ко по­тер­пе­ло бан­кротс­тво дан­ное пра­витель­ство, но что раз­ла­га­ет­ся са­мо го­сударс­тво… Тем бес­спор­но, что обыч­ны­ми средс­тва­ми по­мочь нель­зя.

Остаётся только вопрос: какому Алексееву верить? Тому, что писал об императоре, когда тот был у власти или тому, кто даёт столь уничижительные характеристики свергнутому монарху..?

1031115-i_011

  1917  /  Статьи  /  Last Updated Январь 30, 2017 by revadmin  / 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *